Žymos

,

Kelios ištraukos iš patikusio straipsnio, kuriuo esame raginami patikrinti savo krikščionybę. Ar ji tikra? Bijai tikrinti?.. O gal visgi pabandyk- bent jau tam, kad įsitikintum, tu- tikrai krikščionis, ar ne…
***
Если сегодня выйти на улицу и спросить первого же прохожего:
«Вы христианин?», почти наверняка он ответит: «конечно христианин».

– А как вы узнали, что вы христианин?
– Ну, как… в церковь хожу, пасочку свячу…
– Ну, а ещё как вы узнали?
– Родители верующие.

А вот подходит другой человек:
– Вы христианин?
-Да
– А как вы узнали, что вы христианин?

– А я хожу на демонстрацию Украина за Иисуса.

А если ещё одного спросим:

– Как вы узнали, что вы христианин?

– Да я в хоре церковном пою,

А другой отвечает:

– А я по воскресеньям на богослуженье хожу, почти каждое воскресенье молитвенный дом посещаю

Ну, это конечно баптист.

А если человек скажет: «а я христианин, потому что языками говорю». Тоже понятно, кто он.

*****
– Ты христианин?
– Христианин.

А ты, случайно, не в Царство Небесное следуешь?

Он, конечно, удивится и скажет:

– Чего? В Царство Небесное? Да я на базар иду, меня работа ждёт, жена больная дома. Какое Царство Небесное?

– Ну, а хочешь попасть сейчас в Царство Небесное?

– Да я ещё квартиру не выплатил, мне ещё надо детей поднять. Куда там в Царство Небесное идти!

*****

Это довольно сложно – перейти от убеждений к действиям. Мы, к сожалению, очевидно наследники ещё того старого режима, когда говорили о советских людях: «Это тот, который думает одно, говорит другое, а поступает по-третьему».
Вот эта раздвоенность, или растроенность, к сожалению, сохранилась даже тогда, когда мы уже живём в другом государстве, в другое время, в другом тысячелетии. Называясь христианами мы иногда говорим, то есть исповедуем одно, а поступаем и живём совсем по-другому. Но так же не должно быть!
Рассказывают, что однажды Аристотеля, который был великим моралистом, который считался не только большим философом, но и учителем нравственности, застукали за одним аморальным поступком. И когда его спросили: «ну как ты можешь делать так, а учить людей другому?», он сказал: «а я сейчас не Аристотель». Он, наверно, считал, что на тот момент он Эпикур, или Лукреций. Он сейчас не Аристотель.
Иисус никогда бы так не сказал. Он никогда не делал то, что обличал. Он всегда говорил и действовал одинаково. Он всегда был Иисусом. А как ваше имя сейчас? Не бывает ли, что мы тоже не хотим называть своё имя и с удовольствием сказали бы: «Я сейчас не Иван Иванович, я сейчас не Мария Петровна, я сейчас Иуда Федорович».
Такого не должно быть в среде христиан. Но, к сожалению, в нашей жизни такие вещи происходят и даже среди тех, кто гордо провозглашают себя христианами. Но христианин – это цельная натура, это натура, в которой нет раздвоенности. Нет раздвоенности в том смысле, что он исповедует одно, а действует по-другому. Такой раздвоенности не место в христианской жизни. Бог не терпит такой раздвоенности.
*****
Если мы преданы Иисусу до конца, тогда мы имеем право называться христианами. А если мы чуть-чуть увлекаемся христианством, то это не христианство. Тогда это надо назвать другим словом. Я не знаю, что это за слово, но к христианству оно не имеет никакого отношения. Христианство – это полностью и до конца.
Reklama